«The Matrixx»
07 Мая

Глеб Самойлов: «Я не знаю, сильный я или слабый человек. Во мне есть пружина, стержень, который до сих пор не сломан».

Глеб Самойлов – лидер группы «The Matrixx» и экс-фронтмен легендарной «Агаты Кристи» – в одном интервью сказал: «Во время концерта происходит обмен энергиями. И то в конце я держусь на силе песен, которые сам написал. Но потом, когда сидишь в гримерке, еле живой, мокрый, забегают радостные люди. Я понимаю, что они полны энергии, а я опустошен полностью». Именно поэтому наш автор – Вячеслав Потаенков постарался встретиться с рок-мэтром до его выступления, которое состоялось 9 января в Питерском «Зале Ожидания». Самойлов был бодр и охотно рассказал нашему журналу о дружбе с Васей Обломовым, внутренней силе и взаимоотношениях с действующей властью.

Скажите, а о чем были первые песни, написанные Вами?

Точно не скажу, о чем конкретно, но их точно можно отнести к протестным. К тому же это достаточно абстрактная и тревожная лирика.
А сегодня, влияют ли на Ваше творчество жизненные обстоятельства?
Конечно, они только и влияют. Причем сильно.

Расскажите, как Вы сблизились с Васей Обломовым?

Во-первых, мне нравится его творчество. Мы пересеклись как-то случайно и познакомились на мероприятии под названием «Гражданин поэт». Участвовали оба. После этого начали чаще видеться. Я ходил к нему на концерты, а он присутствовал на наших. Сначала Вася спел песню «Жить всегда» в нашем варианте, вместе со мной, мы сделали это на трехлетие группы «The Matrixx». А потом он сделал свой вариант песни, со своим куплетом, припев поем вместе.

Очень хорошая песня, а Вы хотели бы жить всегда?

Мне очень понравился его вариант, и, вообще, я с глубоким уважением отношусь к Василию. А насчет вечной жизни... Не знаю, смотря в каком состоянии.
Я смотрю на свой народ, и у меня болит душа.

Какую боль Вы носите всегда?

Я вам это даже и не скажу.

Не скажите? Ну хорошо. Вы много ездите по России и видите разных людей. Чем они все схожи и чем отличаются?

Все люди разные. Каждый человек отличается от другого. Двух одинаковых людей сложно найти, даже среди одинаково одетых, даже если они из одной группировки, партии. Все разные. Иногда они объединяются в нечто целое, в митинг или толпу на концерте, и их здесь объединяет общая идея, но все равно они остаются самими собой.
Павел Воля как-то сказал: «Россия, может, для жизни и не очень, но для смерти, самое то».

Это так?

Это Вы у Павла Воли спросите, я еще не умирал.

Мне кажется, что Вы очень сильный человек. В чем обычно проявляется эта Ваша сила?

Я не знаю, сильный я или слабый человек. Во мне есть пружина, стержень, который до сих пор не сломан.

Какие у Вас сейчас отношения с Вашим братом?

Никаких. Мы не общаемся.

А хотели бы?

Он живет своей жизнью, я живу своей. Так всегда и было, в общем-то. Даже во время «Агаты Кристи».

Вы были на Болотной и нехорошо высказываетесь о действующей власти. Это так?

Я не был на митинге, у меня был концерт в этот день. Наша группа выступала на площади Сахарова, где было самое грандиозное шествие оппозиции, и это было чуть больше, чем через месяц, после Болотной. На митинге было тысяч двадцать человек, а там, в шествии 12 июня, приняло участие около двухсот тысяч. К нашему превеликому сожалению, власть поступила очень хитро и умно: она просто не обратила внимания на двести тысяч человек, не обратила внимания ни на одно требование, замечание. Просто, как будто нас там и не было.

А сами Вы сталкивались с несправедливостью власти?

Да Господи ты Боже мой! Любой закон, который принимается этой властью, кажется, направлен именно против меня.

Вы когда-нибудь думали о самоубийстве?

Да, было дело. Но воля к жизни во мне сильнее.

Глеб, Вам когда-нибудь в голову приходила мысль, что «нет, я живу не так, нужно что-то менять»?

Принципиально, скажем так, я все делаю в жизни как надо. И ни о чем не жалею. Есть, конечно, какие-то поступки, за которые стыдно, но стыд – это тоже полезное чувство. Ощущаешь присутствие совести, по крайней мере.

Что Вы знаете о счастье и как жить и быть счастливым?

Когда узнаю, то расскажу обязательно.

Давайте тогда последний вопрос: кому бы Вы посоветовали слушать свои песни?

Всем, кому не лень.

Хорошо. Спасибо.

Вячеслав Потаенков: «Я выключил диктофон и попросил Глеба о совместном фото. Он охотно согласился. Выйдя из гримерки, обнаружил, что клуб забит до отказа. Как только Самойлов появился на сцене, зрители запустили шары, кричали и аплодировали. Скажу честно: я никогда не думал, что возьму интервью у Глеба Самойлова. Того самого, которого слушал сутками, когда учился в школе, а потом и после армии. Не думал, что буду присутствовать на его концерте и наслаждать любимыми песнями. И знаете, я постарался отдать максимум своей энергии Глебу, чтобы в этот раз он устал немного меньше».

 


 

Назад к списку